22:34 

Воспоминания мои - друзья мои!

~YaoShou~
Гомосексуализм, мазохизм, садизм — это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду (с)
Автор: YaoShou
Название:Воспоминания мои - друзья мои!
Беты : Мяу Ля Мурр
Фэндом: Tokio Hotel
Пэйринг или персонажи: Том Каулитц/Том Трюмпер
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Флафф, PWP
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини, 4 страницы
Статус: закончен
Краткое содержание:Все же знают, что в большинстве случаев споры приводят к сексу?
Примечания автора:Меня конкретно бомбануло, не судите слишком сильно мою больную фантазию =__=





- Томас Каулитц, нет! Ещё одного такого забега я не выдержу!

«Кто ж знал, что тогда этот «Стив» пришёл с краской для волос…»

- И, да. Я знаю, кто виноват!

«Подумаешь, что это была синяя краска…»

- Но праздник-то устроил ты!

«Светящаяся в темноте…»

- И уж если это был сюрприз, то надо было сначала всё рассчитать…

«Зато теперь тебя лучше видно в клубах»

- Всё пересчитать…

«Да и в постели это выглядит экзотично…»

- Снова перепросчитать…

«Позвать, что ли, этого «Стива» снова?»

- А потом уже что-то, да устраивать! - причитал парень в фартуке у плиты, помешивая в кастрюле, при этом ещё и размахивая лопаткой, разбрызгивая острый соус по всей кухне.

«И что ему не нравится?» - думал парень с каштановыми длинными волосами, устало подпирая щёку. – «Вполне всё очень даже красиво, притягивает взгляд.»

Притягивает и вправду очень сильно, и не только взгляд. Как тут можно не «притягивать», если перед тобой стоит - самый, что ни на есть красивый парень в городе? Высокий, крепкий, с рельефными мускулами и выразительными карими глазами, обрамленными густыми ресницами. У этого красавца есть на что поглядеть. А свободный, рэперский стиль только добавляют шарма.

Эпицентром же обсуждения были - сами волосы красавца. К сведенью, они представляют из себя - чёрные, туго заплетённые косички, с ядовито синим мелированием.

- Том, ещё раз повторяю, больше я свой День Рождения не справляю! Всё равно, все как обычно напьются, а потом мы устроим «Конкурс выживания Тома Трюмпера из собственной квартиры» и то, если повезёт, это может быть и общественное место! - всё распинался тот.

- Ну, малыш… - подошёл к нему длинноволосый, обняв сильными руками за талию и положив на плечо того, подбородок. - Томша, котик, зайка, пупсик, киска…

- Ты вообще представляешь, что говоря такие слова парню, надо стоять на относительно безопасном расстоянии от него? - повернувшись лицом, изогнул бровь тот, но всё равно по инерции прислонился спиной к сильной груди своего парня. - За такие слова можно и не пожалеть этой лопатки, обмакнуть его в ох*енно острый соус и ткнуть тебе в глаз, - на это Каулитц лишь только хохотнул, поцеловав брейдастика во вздёрнутый носик.

- Люблю тебя такого,- довольно улыбнулся он, спускаясь поцелуями к основанию шеи своего парня.

- Какого, - «сучастого»? – усмехнулся тот, с лукавинкой заглядывая в такие же карие глаза как у него. - Ммм, Том, признай, тебе нравятся буйные?

- Мне нравишься ты! - укусил тот его за ключицу, сразу же зализывая. – И не говори, что это была мелодраматичная фраза, я могу тебе хоть сейчас стоя на коленях, рифмоплётничать о любви.

- Ммм, Томми… - простонал тот, когда длинноволосый просунул руку ему в штаны, обхватывая полувозбужденный член. - Давай я сначала приберусь и вымою руки, а то ты будешь весь в муке.

- К чёрту…

- У тебя будут белые волосы,- ответил брейдастый.

- К чёрту.

- Стол весь в муке, у меня будет белая задница! - вынес последний вердикт он, на что длинноволосый лишь похабно заиграв бровями, развернут Тома и подхватив за эту самую задницу, посадил того на стол. Последнему осталось только смирится со скорой стиркой штанов. Как знал, что делать пироги сегодня не надо было.

- Томас, б*я! - выругался мученик, в отместку запутываясь руками в волосах своего парня, от чего те моментально стали в «каштаново белое пятнышко».

- Томас, б*я! - прорычал тот, отдирав руки брейдастого от своей гривы, с силой приложил их по обе стороны от его головы, удерживая. Тот на жест любовника томно облизнулся, призывно сверкая хитрыми глазами.

- Трахнешь меня? - поднял он бровь.

- Странно, что ты меня спрашиваешь, обычно ты этого просишь, - усмехнулся Том, осматривая тело, распростертое под ним.

- Раз тебе так не привычно… - улыбнулся тот, приподнимая голову, касаясь губами губ длинноволосого. - Трахни меня!

Зарычав, Каулитц с силой навалился на Тома, от чего стол слегка съехал со своего места, и укусив того за губу, стал быстро освобождать того от одежды. Справившись с целью, он, немного полюбовавшись своим творением и как по старту, накинулся на обворожительное тело. Он целовал его куда только мог дотянуться, кусал с такой страстью, на которую сам был только способен, гладил руками так неопределённо нежно-грубо, что создавалось впечатление что это самый что ни наесть первый или последний раз. В награду же Том получал самые сладкие стоны своего брейдастого любовника и возбужденные всхлипы со страстными мольбами, чтоб он «наконецвошёлблявменя!». Но он не торопился, специально мучая того сладкой пыткой, ещё дольше распаляя его тело и душу. Они уже были все белые от муки, липкие от нечаянно пролитого соуса, который в итоге был полит тоненькой струйкой на рельефную грудь брейдастого. Больше внимания Том уделял соскам своего парня, вылизывая их и поливая горячим соусом, и снова слизывая, не забывая прикусывать. Член брейдастого тоже был весь в соусе, от чего он чувствовал болезненное жжение на равнее с удовольствием. Когда жжение уже было не выносимо, Том всё-таки снисходительно спускался, чтобы слизать излишки соуса, с удовольствием покусать и, охладив слюной, вернуться на такие многострадальные соски.

Руки Трюмпера в такие моменты были свободны, чем он определённо пользовался, больно расцарапывая спину Тома и слыша тихие стоны боли, мстительно улыбался, пока его руки снова не окольцуют сильные пальцы.

- Каулитц, - задыхаясь, проскулил Том, дёргая руками от невыносимого возбуждения.- С*ка, если ты сейчас же не выебешь меня, я трахну тебя сам и использую вместо смазки этот хренов соус!

- Обещания, обещания… - рассмеялся тот, резко заглатывая член брейдастого, сразу набирая бешеный темп. Тома подбросило, он выгнулся, оскалившись, и громко простонав, бурно кончил в рот своему мучителю.

- Какой быстрый… - проглотив, вынес вердикт тот, поглаживая дрожащие бёдра Тома.

- Быстрый?! - истерично засмеялся тот, водя руками по муке на столе. - Сцука, в следующий раз я тебя трахаю, поплачешь ты у меня.

- Нет, киса, - наклонился Каулитц к нему. - Я тебя ещё не трахнул, так что ещё моя очередь.

- Том, я уже не смогу, - простонал тот, гладя плечи своего парня.

- А он думает, что сможет! - улыбнулся Том, кивая на покровительно поднимающийся под его взглядом член Трюмпера. - Да и я ещё не кончил.

- Господиии! - застонал брейдастый, чувствуя на своем достоинстве руку, начинающую незамедлительно дрочить ему.

- Можно и так. - похабно улыбнулся Тома, наклонившись к члену Трюмпера и лизнув его, резко заглотил, посасывая, слушая чудесную музыку из стонов любовника. Почувствовал скорое приближение оргазма брейдастого, Том отстранился от члена, зажав его при основании, слыша обиженное хныканье. Подняв ноги Трюмпера, он положил их себе на плечи и погладив их под коленками ощутил сильную дрожь от партнёра.

«Да, детка, эрогенная зона и всё этим сказано» - хмыкнул он про себя.

- Киса, где у нас масло? - оглядывая кухню, спросил.

- За «Кису» кастрирую. - прошипел тот. Немного помолчав, добавил, - после того, как мы закончим. В холодильнике, на нижней полке, как обычно.

- Спасибо, Киса, - усмехнулся Том, с сожалением отпуская ноги с плеч. Достав необходимое, он, оглядев Трюмпера, лежащего на столе среди муки, тяжело дышащего, с лёгким румянцем, вылил небольшое количество холодного масла на живот парня, ловя каждую судорогу удовольствия, отразившеюся на лице любимого. Размазав его меж пальцами, разогревая, он, наконец, просунул один палец вовнутрь Тома, круговыми движениями массируя его внутри и чувствуя всю нежность стенок. Трюмпер, получив, желаемое, с силой провёл ногтями по бицепсам Тома, громко, с придыханием простонав.

- Кайф ловишь? - довольно спросил длинноволосый, добавляя второй палец и слушая крик удовольствия. - Знааю, тебе нравиться.

- Том! Ччёрт, хватит меня мучить, дай мне! - захлёбываясь стонами, шептал тот. Неожиданно, Каулитц резко вынул фаланги из Тома и перевернув того на живот, поставил того на подгибающиеся ноги, наклонил его лицом к столу, прошептал ему на ухо:

- Будет сделано! - и резко вошёл в него, слыша оглушающий стон рядом с ухом. Повернув голову любимого, он с жадностью стал целовать Тома, бешено вдалбливаясь в него и ловя губами стоны наслаждения.

***



- Надо по чаще вспоминать тот твой День Рождение.
- Да. И надо отправить открытку Стиву.
- Кстати, а кто это…?
- Не знаю, кажется, он тогда ошибся домом. Вроде, он это говорил, пока его не напоили.
- В любом случае, открытка уже практически у него.

***

@темы: "Моё творчество", "Воспоминания мои - друзья мои!"

URL
   

¤Секретный файл¤

главная